Валентина Лесничая / Владимирское кольцо


Владимирское кольцо


Наступило долгожданное утро 1 ноября – закончен утомительный ремонт, растянувшийся на полтора месяца и приковавший к дому, начались осенние каникулы, а, значит, неделю я свободна от уроков. Вперед – в путешествие, к новым местам и впечатлениям!!!

Два дня накануне выдались почти весенними – плюсовая температура, солнце, чистое небо, снег практически сошел. А тут – льет или сыпет смесь дождя и снега, под ногами мокрое месиво…

К 8 часам все участники поездки – 17 человек собрались рядом с «Газелью», но были еще сомнения – стоит ли выезжать в такую непогоду. Но все-таки решили ехать!!!

Вначале двигались по Стромынскому тракту, ведущему в Киржач и Александров Владимирской области. Вернее, по новой дуге этого тракта, пущенной вокруг Черноголовки, старый же отрезок тракта стал Институтским проспектом и его продолжением в сторону дач под Стромынью. «Так основатель Черноголовки Ф.И. Дубовицкий изменил историю», - прокомментировал это обстоятельство предводитель нашей группы, историк-краевед, руководитель скаутов, а также выпускник МФТИ и к.ф.-м.наук Миша Дроздов.

Намечена большая программа – посещение 4-х монастырей, нескольких городов и музеев.

Вскоре после Стромыни миновали известные в местных кругах Дуброво, Мележи и пересекли границу Владимирской области. Первый населенный пункт справа от трассы – Филипповское, там находится церковь и служит священник, «равных которым нет», – услышали мы от Миши и проехали мимо – время ограничено.

Дальше по курсу – Киржач, город в котором были крупнейшие в России шелковые фабрики купцов Соловьевых, и сейчас один из районов города носит название Шелкокомбинат. Проезжали мимо зданий фабрик из красного кирпича, все они хорошо сохранились. Въехали в центр Киржача, остановились на центральной площади со странным бюстом Ленина - на постаменте стоит одна голова. Здание городской администрации, и тут же – забор, ворота, здания монастыря.

Монастырь древний, основан в середине XIY века Сергием Радонежским, удалившимся из Троицкой лавры (ныне Троице-Сергиевой лавры в Сергиевом Посаде). Вошли внутрь, странная картина предстала перед нами. И в старые времена два собора и другие помещения представляли собой причудливое скрещение строений и стилей. В советское же время в монастыре долго находился хлебокомбинат, который от себя прилепил уродливые серо-кирпичные коробки, трубы и т.д.

Сейчас монастырь восстанавливается, это значит, что главное здание собора поверх нарядной красно-белой, замысловатой кирпичной кладки и каменной резьбы покрыли штукатуркой и побелили, окружили дощатой галереей. Привели в порядок два дома – терем настоятельницы и небольшой двухэтажный дом для монашек, соединили их дорожками из досок. Все остальное – это руины, штабеля досок, кучи стройматериалов…

Зашли в собор, шла служба, помещение очень маленькое – заходили по очереди. Прихожане стоят вплотную к священникам. Трудно отметить что-то особенное во внутреннем оформлении храма. Тем не менее, для черноголовцев монастырь очень примечателен, так как второе лицо в нем, монахиня в черном высоком головном уборе и в очках в золотой оправе, участвующая в службе - бывшая сотрудница Института минералов в Черноголовке, которая несколько лет назад, когда ей исполнилось 50, ушла в этот монастырь.

Киржачский Благовещенский монастырь

Благовещенский собор Икона св. Романа Киржачского

Выйдя из храма, мы оказались на очень высоком берегу реки, внизу расстилался луг, река делала петлю. Второй собор, сросшийся с тем, в котором идет служба и который мы посетили, еще не затронут работами и имеет шатровый купол, причудливо составленный из треугольных выступов. Рассказывают, что это последний шатровый купол, потом их строительство было запрещено патриархом Никоном, как иноземных.

Взбудораженные гремучей смесью архаичной архитектуры, преступным произволом советских властей по отношению к памятникам и святыням, неустроенностью жизни монашек в такой разрухе, мы сели в свою «Газель» и отправились на экскурсию по городу. Но вспомнить что-то особо приметное мне не удается.

Дальше наш путь лежал на Карабаново и монастырь вблизи этого городка.

По дороге мы узнали многое о местных промыслах , о братьях Барановых, построивших многочисленные ситцевые фабрики. Их изюминкой был необыкновенный по интенсивности цвета кумач, потом в музее мы видели образцы барановских ситцев, да, насыщенный темно-красный цвет и рисунки – огурцы и другие очень элегантные - производят впечатление, даже жаль стало, что не в ходу сейчас цветные ситцы.

Еще шла речь о судьбе Стромынского тракта – одна из основных дорог старой Руси утратила свое глобальное значение с постройкой железной дороги из Москвы в Александров.

Проехав Карабанов, насмотревшись на корпуса фабрик и многоэтажных казарм для рабочих в большом количестве и главное в хорошем качестве – и сейчас смотрятся целыми, аккуратными – построенные братьями Барановыми, приблизились к Махре – реке и селу, к древнему Троицкому Стефано-Махринскому женскому монастырю. Он был основан в середине ХIV века.

Это совсем другой вариант монастыря и почти полностью негативные впечатления от монастыря в Киржаче стали меняться на совершенно положительные от пребывания в этой обители.

Прежде всего, это во многом восстановленный и пригодный для обитания, я бы сказала уютный монастырь. Он находится уединенно на берегу рукотворного (монахи сделали запруду на речке) озера. Храмы небольшие, но в идеальном состоянии и снаружи и внутри. Все здания белые, земля покрыта снегом – ощущение чистоты и спокойствия, налаженной жизни.

Стефано-Махрищский монастырь

Современный вид Восстанавливыемый храм

Стефан Махрищский Встреча С.Радонежского и Ст.Махрищского

Зашли в главный Троицкий храм, к нам вышла мать Мария и с большой доброжелательностью и подробно рассказала об истории монастыря, о его основателе св. Стефане Махрищском, о мироточивой иконе Серафима Саровского, которая имеет свойство отпечатываться миром на стекле, ее закрывающем. Восстанавливать монастырь помогал Президент «Росэнергоатома», он же помог построить школу для девочек, живущих в монастыре.

Чувствовалось, что перед нами очень образованный и духовный человек.

С интересом и благодарностью выслушав рассказ, приложившись к иконе С.Саровского и мощам св. Стефана, мы вышли из храма, осмотрели снаружи еще два храма и другие постройки, подошли к озеру и отправились дальше – в Александров – город Золотого кольца.

Дорога была недолгая, но за это время я, как лицо не слишком продвинутое в истории, с великим изумлением узнала, что Александров, он же Великая Слобода, он же Александровская Слобода был вотчиной царя Ивана IY Грозного, что там есть Кремль, что некоторое время он являлся, по сути, столицей государства Российского.

Подъехали к высокой белой кремлевской стене, на ней большой транспарант – «Александровская Слобода – вотчина Ивана Грозного». Выходили мы через другие ворота, там надписи были более умеренные - «Александровский Кремль», «Александровский монастырь».

Оказывается, что после окончания строительства московского Кремля Иван IY собрал 40 тысяч стрельцов, строителей, итальянских мастеров, участвовавших в создании Кремля, и отправил их в Александровскую Слободу, замыслив построить по аналогии с Версалем под Парижем свою вотчину. Рассказывают, что по убранству и роскоши русский Версаль уступал только московскому Кремлю.

Ныне на территории Кремля не совсем мирно уживаются монастырь с относящимся к нему Троицким собором и Музей, в ведомстве которого все остальное – палаты Ивана IY, его домовая Покровская церковь, колокольня, с которой по легенде прыгал холоп с крыльями и др.

Александровская слобода

Троицкий собор Распятская церковь-колокольня Старинная гравюра с планом

Ансамбль Покровская церковь и покои Ивана Гр. Шатер Покровской церкви

Прежде всего, мы зашли в собор монастыря, так как служба заканчивалась и мы еле успевали «просочиться» внутрь до закрытия. Самой большой исторической достопримечательностью в соборе являются Васильевские врата XIV века– большие, дубовые, покрытые сверху металлическими пластинами с сюжетами из Евангелия, выполненныеми утраченной огневой техникой, впрочем, только одна из них подлинная древняя, остальные восстановленные.

Вышли из собора, рассматриваем колокольню высотой 53 м, «Не 53, а 56», - говорит некий мужичок, подошедший к нам и тут же рассказавший об истории Кремля и о якобы существовавшей и пропавшей чрезвычайно ценной библиотеке Ивана Грозного, за которой охотились поляки в ту эпоху, о подземных ходах под монастырем…

После этой импровизированной лекции началось самое интересное – мы вошли в покои и церковь Ивана Грозного.
Прежде всего нас поразила церковь – она небольшая, ее шатровый купол превращен в большую икону, грани – фрески с изображениями библейских персонажей, в самом верху бог Савоаф. Это необычно, единственно в своем роде, также как и основной тон красок – темнозеленый - соответствовавший депрессивному состоянию царя.

Он часто уединялся в церкви, молился , размышлял о своих грехах и судьбе государства.
Кстати, по рассказам знатоков, Ивана Грозного сильно очернили историки, вроде бы и не доказано точно, что он убил сына, возможно, случайно, в пылу ссоры ударил его тростью, возможно, и этого не было.

Побывали в трапезной, в спальне, где кровать состоит из 7 ржаных снопов, 7 перин, персидского ковра, двух шелковых простыней и подушек – алых и белых, собольего одеяла, полога, в каждом углу висит 7 шкурок соболей…
Заходили в подвалы, где стоят громадные бочки и железные весы, мне же все чудились орудия пыток.

До краев наполненные сведениями, впечатлениями покинули мы Кремль, в своей «вотчине» - «Газели» устроили обед, причем с бутылкой особой Александровской водки с Иваном Грозным на этикетке и красным вином. Рядом стояла «Волга», куда усаживался еще один «турист» с брошюрками о Кремле – сановный священник, а водителем был у него седой монах в жилетке и остроконечной шляпе.

Подкрепленные трапезой и немного отдохнувшие, отправились мы на поиски музея Цветаевых, который то ли есть, то ли закрыт вообще, то ли лишь на реконструкцию. Но наше устремление было вознаграждено – музей находится на реконструкции, но работает, разместив экспозицию в соседнем доме и незатронутой реконструкцией части.

Откуда Цветаевы в Александрове и соответственно их музей? Сестра Марины Цветаевой Анастасия была замужем за Маврикием Минцем, которого в 1915 году командировали сюда для наладки производства взрывчатки. Их семья 2 года прожила здесь, Марина часто и подолгу бывала у них. Жили в небольшом деревянном доме с полисадником, стоящем на улице недалеко от кладбища, над высоким обрывом. Рядом с домом мемориальная доска, реконструируется соседний домик, где находилась основная часть экспозиции.

Экскурсию проводила немолодая женщина, но с румянцем и пристрастно рассказывавшая обо всем в деталях и подробно. Экспозиция оформлена в символическом ключе московским художником. Самое необычное – беседка в натуральную величину, увитая цветами и большое расколотое зеркало – знак разбитой судьбы сестер после Александровского счастливого периода. Дальше – больше – комната, посвященная Анастасии Цветаевой вся белая – белые цветы на подоконниках, включая горшки и землю в них, белые цветы на полу под большим столом перед зеркальной стеной, все замороженное и безцветное, в зеркале же - бесконечное и почти черное отражение белых цветов…

Долго слушали, долго покупали книги в музейной лавке, и когда вышли из музея, было уже темно, а впереди еще один монастырь – Зосимова пустынь, да еще на территории военной части…

Все-таки решили ехать и в него… Монастырь расположен вблизи городка Арсаков, на границе Московской и Владимирской областей. Он не такой древний, как предыдущие, основан в XVII Зосимой. Выехали из города и дальше по тряской, наверное, бетонной дороге в кромешной темноте ехали до высокой стены части с КПП и «ежами» при въезде.

Очень долго выясняли по телефону отношения с военными разных рангов и монастырскими властями, никому не хотелось, на ночь глядя, пропускать странных паломников. Тем не менее, победа осталась за нами – разрешение было получено, и мы въехали на территорию части. По темной дороге с лужами доехали до монастыря – вернее до череды красных кирпичных зданий, соединенных высоким кирпичным забором. Ворота на замке. Шли пешком по мокрой дороге, обходя монастырь по периметру, пока не обнаружили открытый въезд.

Поднялись на холм к Смоленскому храму, зашли внутрь, а там та же кромешная темнота, только одинокая свеча горит над книгой, по которой священник монотонно и неразборчиво читает молитвы. Через некоторое время зажгли еще свечи и лампады (оказывается, так называмое шестипсалмие положено читать в темноте). Мы огляделись.

Смоленская икона Божьей матери, с кусочком от пояса Богоматери, в честь этой иконы и сооружен храм, мощи св. Зосимы, основателя монастыря… Церковная лавка с необычно большим количеством литературы, православной и описывающей храмы и жизни святых.

Выйдя из храма обнаружили,что в монастыре (мужском) мирно уживаются монахи, восстанавливающие монастырь и военные. Семьи военных живут в кельях, да такое можно увидеть только в России. Увидели силуэты еще двух храмов - Всех святых и Сергия Радонежского.

И, наконец, выспросив у монахов, как выехать на Ярославскую дорогу из этой глуши. Мы двинулись в обратную дорогу, которая за интересными разговорами пролетела незаметно. Вот и Черноголовка.

Закрытие сезона состоялось. Следующее путешествие в мае 2004-го года.

Валентина Лесничая
1-4 ноября 2003



Rambler's Top100